Ошибка это в философии

Universum.jpg

Движенья нет, сказал мудрец брадатый.
Другой смолчал и стал пред ним ходить.
Сильнее бы не мог он возразить;
Хвалили все ответ замысловатый.
Но, господа, забавный случай сей
Другой пример на память мне приводит:
Ведь каждый день над нами Солнце ходит,
Однако ж прав упрямый Галилей.

Ошибка — несоответствие между объектом или явлением, принятым за эталон (материальный объект, решение задачи, действие, которое привело бы к желаемому результату), и объектом/явлением, сопоставленным первому.

Ошибки встречаются как в природе, так и во всех сферах человеческой деятельности. Известно много исторических примеров, в которых ошибки привели к катастрофическим последствиям. Ошибкам посвящено множество афоризмов, их осмысляют философы, поэты, писатели, историки и представители других дисциплин. Так, с утверждением «на ошибках учатся» согласны многие философы-диалектики. Скептики же и агностики полагают, что все наши представления, скорее всего, ошибочны. Зачастую грань между «правильностью» и «ошибочностью» того или иного явления столь тонка, что их невозможно различить.

Анализом ошибок (погрешностей) измерений занимаются теория вероятностей и статистика.

Содержание

  • 1 В философии
    • 1.1 Диалектика
    • 1.2 Материализм
    • 1.3 Идеалисты
    • 1.4 Агностики
    • 1.5 Философия науки
    • 1.6 В психологии
  • 2 В науке
    • 2.1 В истории
    • 2.2 В физике
    • 2.3 В астрономии
  • 3 В технике
    • 3.1 В космической технике
  • 4 В теории управления
  • 5 В медицине
  • 6 В почтовом деле
  • 7 В уголовном праве
  • 8 См. также
  • 9 Примечания

В философии

Философы с древних времён размышляли о том, что такое безошибочное знание, то есть истина, и почему возникают ошибочные суждения. Философы-материалисты и философы-идеалисты решали этот вопрос по-разному. Первые с большим доверием относились к данным, полученным опытным путём, вторые же — к умозрительным размышлениям. Однако и среди тех, и среди других были агностики, полагавшие, что познание в принципе недостоверно.

Диалектика

Анализируя логические построения, философы, начиная с древнегреческих, указывали, что признаком ошибочности суждения является наличие в нем противоречий. Истинное суждение свободно от противоречий. Однако философы-диалектики отмечают, что именно противоречия научных теорий способствуют развитию знаний. Макс Планк говорил по этому поводу: «Для настоящего теоретика ничего не может быть интереснее, чем такой факт, который вступает в противоречие с общепринятой теорией: ведь здесь собственно и начинается его работа». [источник не указан 855 дней]

Материализм

Эпикур полагал, что ошибки возникают тогда, когда человек пытается что-то добавить к своим восприятиям с помощью разума. Он утверждал, что истинны лишь непосредственные ощущения; осмысление же этих восприятий приводит к заблуждениям. Эта теория носит название «материалистический сенсуализм»…

Фрэнсис Бэкон описал четыре источника ошибок на пути познания, которые он назвал «идолами»: «идолы рода», «идолы пещеры», «идолы площади» и «идолы театра»[1].

  • Идолы рода — это ошибки, связанные с самой природой человека, не зависящие ни от культуры, ни от индивидуальности.
  • Идолы пещеры — это индивидуальные ошибки, как врожденные, так и приобретённые, добавляющиеся к общечеловеческим заблуждениям «идолов рода».
  • Идолы площади возникают из-за несовершенства общения при помощи слов: «плохое и нелепое установление слов удивительным образом осаждает разум», — говорит Бэкон.
  • Идолы театра отражают некритично усвоенные мнения.

Идеалисты

Агностики

Кто-то хочет сказать обратное, но если есть предел, то ему здесь место есть в жизни.

Философия науки

В настоящее время философские аспекты вопроса об ошибочности или правильности тех или иных теорий исследует философия науки.

В психологии

Основная статья: парапраксис

Зигмунд Фрейд предположил, что ошибки, совершаемые человеком, не являются случайными и не выражают ограниченность его способностей. В книге «Психопатология повседневной жизни» (1901) Фрейд показал, что с виду незначительные и бессмысленные ошибочные действия служат реализации бессознательных желаний. Это — компромиссные образования, создаваемые соответствующим сознательным намерением и частичным одновременным осуществлением бессознательного желания.

Фрейд разделял ошибочные действия на четыре группы:

 — оговорки, описки, очитки, ослышки;
 — забывание (забывание имён собственных, чужих слов, своих намерений, впечатлений);
 — затеривание и запрятывание вещей;
 — действия «по ошибке».

Не все ошибочные действия легко понятны, однако в ходе аналитической работы с пациентом удаётся понять смысл даже самых запутанных ошибочных действий. А ошибочные действия пациента (например, забывание времени сеанса или оплаты лечения) позволяют аналитику и пациенту получить важные сведения о сопротивлении и переносе.

В науке

Научная ошибка — логические ошибки в рассуждениях, неправильная интерпретация результатов эксперимента, принятие недостаточно обоснованной гипотезы как непреложной истины и др. Под научной ошибкой понимают также публикацию неверного результата (и сам этот неверный результат).

Заблуждение в научной деятельности — это, как правило, последствия вовремя не замеченных и не устранённых ошибок. Следует различать добросовестное заблуждение, которое является следствием ненамеренно сделанных ошибок и намеренную дезинформацию, которая обычно является результатом фальсификаций со стороны учёных.

В истории

В физике

В астрономии

В технике

Инструментальная ошибка — ошибка, обусловленная неточностью и недостаточной настроенностью инструмента измерения (измерительного прибора).

В космической технике

Относительно короткая история космической техники и космонавтики была отмечена значительным количеством ошибок, которые приводили не только к выходу из строя космических систем, но и к человеческим жертвам.

  • Ошибка в программном обеспечении КА Маринер-1 привела в 1962 г. к потере аппарата.
  • Аполлон-13 — полёт этого космического корабля к Луне был прерван взрывом, произошедшим из-за ошибок конструкторов[источник не указан 308 дней]. Астронавтам чудом удалось вернуться на Землю.

В теории управления

Ошибка ε — это разность между сигналом задания и сигналом обратной связи.

В медицине

Медицинские ошибки столь же древни, как сама медицина. В настоящее время во многих странах практикующие врачи должны иметь страховку, призванную защитить их в случае совершения ошибок. Наиболее вопиющие ошибки широко освещаются в прессе. Это случаи удаления не того органа или части тела (например, правой ноги вместо левой), случаи трансплантации органа, не соответствующего по группе крови, и многие другие.

В почтовом деле

  • Почтовые марки с ошибками
  • Сюжетные ошибки на почтовых марках

В уголовном праве

В уголовном праве ошибка — это заблуждение лица, совершающего деяние, относительно фактических обстоятельств, определяющих характер и степень общественной опасности деяния, или его юридической характеристики. Различают фактическую и юридическую ошибку.

Юридическая ошибка представляет собой неправильное представление лица о юридической оценке совершённого им деяния, либо юридической ответственности, связанной с его совершением[2]. Как правило, юридическая ошибка не влияет на ответственность лица («незнание закона не освобождает от ответственности»).

Фактическая ошибка — это заблуждение лица относительно фактического содержания признаков, составляющих объект и объективную сторону преступления. Фактическая ошибка может быть существенной или несущественной: существенная фактическая ошибка касается юридически значимых признаков состава преступления, называемых в уголовном законе, и оказывает влияние на характер и размер ответственности лица[3], несущественная ошибка касается признаков, не влияющих на уголовно-правовую оценку деяния (например, личность потерпевшего при краже) и потому не имеет юридического значения.

См. также

  • Ошибки первого и второго рода
  • Баг (ошибка в программировании)
  • Обнаружение и исправление ошибок
  • Метод коррекции ошибки
  • Ошибки печати на почтовых марках
  • Истина

Примечания

  1. См. «Афоризмы об истолковании природы и царстве человека», XLI-XLIV.
  2. Уголовное право России. Части Общая и Особенная / Под ред. А. И. Рарога. М., 2004. С. 108—109.
  3. Уголовное право России. Части Общая и Особенная / Под ред. А. И. Рарога. М., 2004. С. 109.

Question book-4.svg

В этой статье не хватает ссылок на источники информации.

Информация должна быть проверяема, иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена.
Вы можете отредактировать эту статью, добавив ссылки на авторитетные источники.
Эта отметка установлена 14 мая 2011.

Козаченко Иван Яковлевич

Ошибка: понятие, свойство, виды

Статья посвящена определению понятия «ошибка», ее свойств и видов. Автор указывает, что при взаимодействии материальных объектов (субстанций) между собой ошибки быть не может при условии, что все происходящее есть творение исключительно природное, материальное. Ошибка появляется лишь только там и только тогда, где и когда в те или иные процессы включается осознанная человеческая деятельность. В статье детально раскрыты свойства ошибки, дана классификация ошибок.

Ключевые слова: ошибка, свойства ошибки, виды ошибок, классификация ошибок.

Error: concept, property, types

The article is devoted to the definition of the concept «error», its properties and types. The author points out that in the interaction of material objects (substances) between themselves there can be no error, provided that everything that happens is a creature exclusively natural, material. The error appears only there and only when where conscious human activity is involved in certain processes. The article describes in detail the properties of the error, gives the classification of errors.

Key words: error, error properties, types of errors, error classification.

Слово, термин, понятие, явление, процесс, акт человеческого поступка -этими и многими другими символами можно обозначить ошибку, которой присущи самые неожиданные содержательные конструкции, формы проявления и функциональные векторы.

Однако ошибка как фактор реальной действительности, как событие относительно автономного характера может существовать лишь при наличии определенного набора свойств, отсутствие хотя бы одного из которых исключает ее присутствие.

В связи с этим не все отклоняющееся от какой-либо заданной правильной координаты есть по своей сути ошибка. Например, чтобы сохранить закономерный временной ритм развития Вселенной, отклоняющийся отрезок времени по Гринвичу ежегодно подвергается принудительной коррекции путем соответствующего перевода стрелки часов на тысячную долю секунды.

Вселенская ошибка, порожденная человеком, и ошибка конкретного незначительного факта, совершенная им же, в чем бы и как бы они себя не проявили, есть попытка (нередко роковая) принудить материальную основу бытия других людей и природу развиваться в рамках созданной им заведомо для него субъективно порочной матрицы.

Таким образом, напрашивается вопрос: что есть ошибка? Есть ли это неизбежная и независимая от человека форма реакции материи (объективных факторов) не только на закономерный (поступательный) ход разви-

тия природы, но и на возникающие спонтанно разрушительные (возможно, и созидательные посредством разрушения чего-то устаревшего на данный период времени) катаклизмы последней? Либо ошибка есть неизбежно заложенная в процесс познания материи (объективных обстоятельств) форма реакции природы на попытку человека не только раскрыть ее потаенные свойства, но и скорректировать их по своему образу и подобию?

Можно допустить, что ошибка есть неизбежный неспрогнозированный результат оценки человеком (субъективные факторы) тех или иных обстоятельств (в том числе и результатов своих действий), которые он, добросовестно заблуждаясь, предполагал исключительно правомерными или негативными, однако которые таковыми не оказались.

Но все же, что если ошибка есть вообще нечто иное?!

Безошибочность природы

Если где-то в глубине бескрайнего времени, в недрах безначального мирового пространства появление человека было стратегической задачей Создателя всего сущего на нашей Планете, то нельзя ли признать своеобразными глобальными ошибками Всемирный потоп, разрушительные извержения вулканов, землетрясения и другие подобные смертоносные катаклизмы, неоднократно ставившие человечество на грань его полного исчезновения.

Имеются свидетельства, в частности, академика С. Капицы, что в эпоху длительностью 1,6 млн лет — от палеолита до наших дней -произошло не менее десяти оледенений, из-

13

менений уровня мирового океана до сотни метров, соединений и разъединений материков. И тем не менее человек, гонимый всеми этими ужасами, благодаря своему умению накапливать опыт выживания в экстремальных условиях, дешифровать и использовать информацию об окружающей его, в том числе опасной, природной среде занимал все новые и новые земли, размножался с все нарастающей скоростью [1].

Природная стихия с присущим ей буйством грозила и грозит человеку физическим исчезновением и одновременно дарила и дарит ему возможность жить и развиваться.

Так чего же здесь больше — ошибочного или предопределенного? Нет ли в этом кажущемся природном противоречии определенного рода закономерности, которая, как до предела сжатая мощная пружина, раскручиваясь, неизбежно заставляет развиваться в пространстве и времени те или иные явления, создающие в своей совокупности сложное, бесконечное и непрерывное движение предметной субстанции Планеты.

Можно высказать предположение, что предметная субстанция планеты Земля, в каком бы она не была состоянии, в каком бы направлении не двигались ее составляющие, всегда безошибочна. Ей присущи упорядоченность и закономерность. Все ее макро- и микрообъекты находятся в постоянном и непрерывном движении в заданном им ритме и в намеченной им траектории.

Возможно, именно поэтому планета Земля успешно (что доказано многими миллиардами лет ее существования) выполняет свои основные внутренние и внешние функции.

Мне могут возразить: а как же хаос? Осмелюсь заметить, хаос присущ не самой природе, а процессу ее постижения. Хаос, из которого Создатель образовал порядок, заявляет о себе там и тогда, где и когда кто-то пытается обнаружить в окружающей его материальной (физической) действительности четкую геометрию ее структуры и строгую логику ее содержания и развития.

До появления человека вопрос о хаосе, как и о порядке, по известным причинам не возникал, а природа задолго до этого уже существовала и развивалась по своему четкому сценарию. Хаос уступает место порядку по мере раскрытия человеком очередной тайны Вселенной и всего того, что с ней связано. Действительно, чем больше человек постигает тайны природы, тем больше он убеждается в том, что вселенское пространство только кажется хаотичным,

на самом же деле всем правит мир и порядок. Космос, порядок — родной хаосу, как упругие волны моря — родные грудам океанских валов [2, с. 4].

Очевидно, что человек, даже с масштабным кругозором, не может охватить сознанием и толику какого-либо замкнутого природного (как, впрочем, и социального) цикла. Ведь он (цикл) может существовать мгновение, а может длиться сотнями, миллионами лет. Чтобы охватить большое, нужно быть самому великим. Как сказал российский поэт С. Есенин, «Большое видится на расстоянье» [3, с. 120].

Мир настолько хаотичен, насколько он не познан человеком. К слову, человек — само по себе существо исключительно хаотичное. Не зря же древние мыслители говорили: «Познай себя!».

Возможно, в большом человеку не уловить невооруженным глазом какую-либо мизерную частицу. Однако в бесконечно малом с помощью современнейшей техники и своего абстрактного мышления он способен обнаружить закономерный ход развития объектов планетарного или межгалактического масштаба.

Пределы мира, рамки которого очерчивают два компонента мироздания — материальный и идеальный, сужают наше мыслительное пространство до двух логических фигур.

С одной стороны, обо всем сущем можно судить как об объективном начале, так как оно есть материальная природа (Эмпедокл, например, считал, что в основе мира лежат четыре элемента: вода, воздух, земля, огонь).

С другой стороны, все сущее есть субъективное начало (одни, как Демокрит, считают, что это пустота, другие — сознание, дух, идеальное). Каждая из этих логических моделей имеет право на свое относительно автономное существование.

Выбор же той или иной модели и придание ей статуса основы зависят от темперамента исследователя, его вкуса, научного интереса. Ясно одно, исключительно в природной материи и во взаимодействии лишь материальных объектов (субстанций) между собой ошибки не может быть, если все происходящее есть творение исключительно природное, материальное.

Ошибка появляется лишь только там и только тогда, где и когда в те или иные, в частности природные, процессы включается осознанная человеческая деятельность.

Так, разрушительное извержение вулкана Везувия было творением исключительно природным, и потому исключительно безошибоч-

14

ным, более того, закономерным, а в тех тектонических и иных условиях 79 г. н. э., в каких в то время находился Везувий, явлением неизбежным. Природу и законы природы не выбирают, они являют себя человеку как данность, раскрывая по мере возможности свои свойства.

Свойства ошибки

Свойство первое — императивное. Природа, как материальное начало, сама по себе безошибочна, так как она творит саму себя по законам природы, а не по велению сознания, воли и действий человека.

Немало природных катаклизмов, известных человеку не только на основе событий прошлых времен, но и нередко на его собственном горьком опыте, завершаются колоссальными по своей разрушительности трагическими последствиями.

При этом важно подчеркнуть, что масштабы этих последствий не в малой степени зависят от сознательной деятельности человека.

Можно ли было избежать столь жестокого и непоправимого удара природы при извержении вулкана Везувий? Очевидно, да, если бы люди, наученные горьким опытом своих (и не только) предков, не строили свои жилища в опасной для их жизней природной зоне либо имели необходимую систему оповещения населения о надвигающейся беде и были готовы к эффективной эвакуации всех без исключения граждан, а не только их элитарной части.

А лучше было бы, если бы все перечисленные и иные условия были в реальной действительности. Очевидно, внешняя привлекательность местоположения населенных пунктов и «безобидное» состояние вулкана на протяжении многих тысячелетий снизили порог ощущения человеком опасности, за что многие люди, утратив бдительность и чувство опасности, поплатились своими жизнями.

Свойство второе — универсальное. Ошибка есть творение исключительно сознательной (физической и/или духовной) деятельности человека. Основа подобной ошибки носит устойчивый характер, так как размеренный и благодушный природный ритм как бы убаюкивает обыденную (житейскую) бдительность человека, нередко формируя у него сомнение в необходимости волноваться, «быть на чеку», чтобы находиться хотя бы на шаг впереди роковых событий.

Человек, как и все человечество, не раз на себе испытывал удары природной судьбы, однако далеко не все подобные удары служат напоминанием ему о том, что «на одни и те же грабли нельзя наступать дважды».

Парадоксальным следует признать тот факт, что нередко ошибка человека влечет за собой последствия крупномасштабного характера; разрушительная сила такой ошибки кратно перекрывает самые жуткие природные катаклизмы.

К разряду подобных ошибок следует отнести, например, аварию на Чернобыльской атомной электростанции или на оборонном заводе «Маяк».

Создание высокотехнологичного, многофункционального и сверхточного оборудования, позволяющего совершать дерзкие попытки поиска ответов на вопросы, лежащие в плоскости экстремальных участков земли, недр, океанов и морей, космоса, межпланетного пространства, требуют от человека исключительной аккуратности в исполнении соответствующих манипуляций с указанным оборудованием.

В месте, где царит порядок микро- и макрообразований, созданных самой природой, появление ошибки может парализовать нормальное функционирование этих образований либо их полное уничтожение.

Возможно, в этих и других подобных ситуациях природа восстает против попытки человека подчинить ее себе, заставить служить ему, беспрекословно выполнять его капризы и позволять безответственно проводить разрушительные эксперименты в любой из сфер бытия человека.

Катастрофы техногенного и природного характера, сопровождаемые неблагоприятной экологической обстановкой, способствуют распространению опасных для жизни болезней.

Общение человека с атомом обернулось для него не только прорывом в области целого ряда наук и прикладных технологий («мирный атом»), но и серией разрушительных аварий с многочисленными человеческими жертвами, происходящими, прежде всего, на объектах атомной промышленности.

Хронология событий, лежащих в основе превращения одного состояния природы в другое, следовала, как можно предполагать, от неживой к живой природе, а от нее к живой природе, частично содержащей зачатки сознания, и, наконец, к природе, наделенной разумом.

На этом сложном, мучительном и бесконечно длительном пути преобразований природы, как утверждают многие ученые самых различных сфер научных направлений, труд способствовал формированию социальной матрицы человека.

Однако труд не только был предметом социальной селекции на пути от животного к чело-

15

веку, но и способствовал наделению его разумом. А это могло произойти лишь при условии, что человек от труда в форме примитивных физических телодвижений (что присуще, прежде всего, животному) перешел к осознанной и целесообразной деятельности.

Продукт сознания и только он, внесенный в человеческое поведение, позволяет отличать творение человеческого разума от результата инстинктивных действий животного. В противном случае неразличимым был бы, например, слом дерева, поваленного слоном во время его буйства в природной среде, и слом дерева, совершенный человеком осознанно с помощью даже самого примитивного самодельного топора.

К. Маркс высказал гениальную мысль о том, в чем он видел различие между трудом человека и трудом животного. «Паук, — заметил он, -совершает операции, напоминающие операции ткача, и пчела постройкой своих восковых ячеек посрамляет некоторых людей-архитекторов. Но и самый плохой архитектор от наилучшей пчелы с самого начала отличается тем, что, прежде чем строить ячейку из воска, он уже построил ее в своей голове. В конце процесса труда получается результат, который уже в начале этого процесса имелся в представлении человека, т.е. идеально» [4, с. 189].

Бессмысленно опровергать данное мнение К. Маркса либо подвергать его сомнению. Однако следует обратить внимание на то, что самая плохая (если такое возможно) пчела не только постройкой своих восковых ячеек, но и «непредвиденными ею» результатами своего труда посрамляет (может посрамить) некоторых архитектурных асов, для которых расстояние от великолепной архитектурной задумки до роковой ошибки при ее реализации не такое уж и большое.

Свойство третье — взаимодействующее. Можно заключить, что ошибка не возникает сама по себе, она есть результат взаимодействия человека с природой (материей) либо человека с себе подобными существами.

Нередко можно услышать сентенцию о том, что нет такого общества, которое бы исключало неравенство людей: деление на бедных и богатых изначально предопределено законами социального общежития людей.

Трудно в таком случае дать ответ на вопрос, чего здесь больше — лицемерного лукавства или исключительного цинизма.

Ясно только одно — кому-то указанное неравенство выгодно, а потому и бьются за него не на жизнь, а на смерть различного рода идеологи, политики, демагоги и чиновники само-

го различного масштаба и значения, которые рады по первому сигналу организовать мягкую подстилку под любой, даже самый губительный для себя «социальный проект».

Как справедливое неравенство понимается неравенство природное, если не брать во внимание различного рода неравенств, порожденных биологическими отклонениями (врожденными пороками).

В определенных рамках признается допустимым неравенство и социальное, вызванное, например, возрастом, физической и интеллектуальной деятельностью, климатическими особенностями проживания людей и т.д.

Социальное неравенство людей как результат чьей-то злой воли всегда и без каких-либо оговорок признается (должно признаваться) несправедливым, а потому и опасным. Именно на почве социальной несправедливости массовая бедность неизбежно воспринимается как норма. На ее фоне происходит вынужденная коммерциализация самых массовых и самых чувствительных сфер жизнедеятельности людей: образования и медицины.

Высокий уровень прецедентности, жестокости и организованности преступности — это удел несправедливого социального неравенства. Безжалостное обесценивание накопления граждан, неоправданное повышение цен на товары и услуги, процветание пьянства, токсикомании и наркомании среди молодежи — все это следствие несправедливого социального неравенства.

Ни для кого не секрет, что резкое расслоение людей на постыдно для общества бедных, с одной стороны, и неоправданно богатых — с другой, порождает цинизм в высших слоях общества, пошлость в средних и дикость — в низших [5, с. 84].

Одним словом, перечисленные проявления социального неравенства по своей природной сути есть неравенство несправедливое, а его, в свою очередь, можно представить как самую разрушительную социальную роковую ошибку человечества и любой человеческой общности.

Безнравственная суть роковой социальной ошибки проявляется в том, что она (ошибка) пронизана духом безнравственного паразитизма. Паразитизма грубого, гнусного и разлагающего, так как при любом его проявлении меньшинство без зазрения совести «жирует» за счет большинства среднего и беднейшего населения.

В этом и находит свое проявление цинизм высших (элитарных) слоев общества, так как теневая, а нередко и легальная экономика используется олигархическими кланами для

16

обслуживания их собственных личных интересов. Последнее, помимо угрожающих размеров бедности и нищеты, разрушает старые добрые идеалы.

Между неоправданно богатыми людьми и беднейшими представителями социального разложения, как между молотом и наковальней, находится так называемый средний класс (чаще всего называемый «средним или малым бизнесом»). Его положение не такое уж безоблачное, как может показаться.

Именно этот сектор социального бытия служит при наличии несправедливого социального неравенства мощным подспорьем, непрерывно питающим беспредельную алчность и без того неоправданно богатых людей. Это с одной стороны.

С другой же стороны, средний, разоряющийся слой населения в связи с неблагоприятными социально-экономическими условиями жизнедеятельности служит печальным поставщиком беднейших социальных слоев, тем самым поднимая и без того высокий порог нищенского существования обездоленных людей.

Дозированный предпринимательский потенциал среднего звена населения, экономические рамки которого жестко регулируются олигархическими кланами, неизбежно низводит его (потенциал) к состоянию пошлого и безнравственного торга с криминальными структурами, умело направляющими финансовые потоки среднего класса в теневой сектор олигархической экономики.

На Востоке говорят, скорость каравана определяется скоростью самого слабого верблюда. Перефразируя приведенную сентенцию, можно заметить, что богатство страны определяется не количеством миллиардеров в стране, так как не они заполняют «закрома Родины» финансовыми потоками и не они преумножают отечественную экономику, а фактическим числом представителей «среднего бизнеса» и беднейшего населения страны.

Люди, лишенные нормальных условий жизни, прежде всего материального характера, вынуждены поступать не по законам чести, а по велению инстинктов, неизбежно опускаются на уровень основных инстинктов выживания, что может свидетельствовать лишь о том, что на первые позиции в жизни бедного человека выступают дикие нравы силы и жестокости.

В этих условиях лицемерно стремление миллиардеров убедить всех, кроме себя, естественно, что они выступают единственным гарантом материального благосостояния и имущественной стабильности сограждан.

На самом же деле «не по Евклиду мы живем». Это у него, мудрого старца, все заключалось в простом постулате: если ты какую-то длину уменьшил на какое-то число, то остаток длины, независимо от ее протяженности в пространстве, на это же число обязательно уменьшается. У наших финансовых воротил все наоборот: сколько они не отрезают от народного пирога, он, как феникс из пепла, каждый раз предстает в своих первоначальных размерах.

Восстановление «пирожной» геометрии происходит не по мановению волшебной палочки, а за счет чаще всего непопулярных способов изъятия у людей нередко того, что им самим необходимо для нормальной жизни.

Бездонная неиссякаемость «народного достояния» — это основная экономическая ошибка нашего имущественного (и не только) бытия.

Финансовые аппетиты отечественных миллионеров и миллиардеров не знают разумно допустимых границ, а это уже патология, и ее лечение нужно проводить в стационарных учреждениях, на фасаде которых была бы к месту словесная мольба: «С мира по нитке и олигарху смирительная рубаха».

Свойство четвертое — материальное. Ошибка обретает определенный смысл лишь при наличии наступления тех или иных негативных последствий материального характера.

Перечисленные свойства ошибки не исчерпывают всего ее содержательного богатства. Однако именно они определяют специфику ошибки, ее сущности, масштабности и значения, а это, в свою очередь, позволяет заметить, что многоликость ошибки отражает ее многогранную природу и практическую неисчерпаемость.

Мозаичное выявление свойств (признаков) ошибки позволяет создать цельное полотно определения этого понятия. Ошибка — это негативный, фактически наступивший результат сознательного (физического и/или интеллектуального) взаимодействия человека с природой (материей) либо с себе подобными существами, наступление которого, по его расчетам, было невозможным.

Все мыслимые ошибки, вне зависимости от сферы человеческой жизнедеятельности и многообразия, могут подлежать классификации по вертикали и горизонтали.

«Вертикаль» ошибок образуют масштабность формата взаимодействия человека (человечества) с чем-то или с кем-то и объем разрушительности последствий этого взаимодействия.

17

По данному критерию можно выделить ошибки: межгалактические, межпланетные, космические, планетарные, техногенные катаклизмы, наступление которых может оказаться не столь уж и невозможным, учитывая то упрямство, с которым человек (человечество) стремится проникнуть в суть всего того, что его окружает.

Неисчислимые по количеству и разнообразию виды ошибок дает их деление по «горизонтали». Нас интересует ограниченная классификационная группа ошибок, к которым следует отнести: врачебные ошибки, судебные ошибки, бизнес-ошибки, профессиональные ошибки в адвокатской и нотариальной деятельности.

Врачебная ошибка — это негативный, фактически наступивший результат сознательного (физического и/или интеллектуального) взаимодействия врача с пациентом в рамках его лечения либо проведения с ним врачебного эксперимента, наступление которого, по расчетам лечащего или проводящего эксперимент, было невозможным.

Судебная ошибка — это негативный, фактически наступивший результат сознательного интеллектуального взаимодействия судьи с лицами, участвующими в деле, в рамках рассматриваемого им гражданского дела или с

1. Покровский В. Прощание с юностью человечества // Экспресс. 2003. Октябрь. С. 30-32.

2. Блок А. О назначении поэта // Александр Блок. Лирика. Театр. М., 1982.

3. Есенин С. Письмо к женщине // Стихотворения. Поэмы. Мурманск, 1969.

4. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 23.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

5. Падни Д. Льюис Керролл и его мир. М., 1982.

участниками уголовного судопроизводства в рамках рассматриваемого им уголовного дела, наступление которого, по расчетам судьи, было невозможным.

Бизнес-ошибка — это негативный, фактически наступивший результат сознательного интеллектуального взаимодействия бизнесмена с деловыми партнерами, наступление которого, по его расчетам, было невозможным.

Профессиональная ошибка в адвокатской деятельности — это негативный, фактически наступивший результат сознательного профессионального взаимодействия адвоката со своим клиентом (своими клиентами), наступление которого, по его расчетам, было невозможным.

Профессиональная ошибка в нотариальной деятельности — это негативный, фактический наступивший результат сознательного профессионального взаимодействия нотариуса со своим клиентом (своими клиентами), наступление которого, по его расчетам, было невозможным.

Не исключено мнение о том, что представленный на Ваш суд фрагмент моих рассуждений относительно понятия и специфики ошибки страдает определенными авторскими недоговоренностями. Это вполне объяснимо, поскольку самая простая ошибка сама по себе есть нагромождение догадок и предположений.

1. Pokrovsky V. Farewell to the youth of mankind // Express. 2003. October. P. 30-32.

2. Block A. On the appointment of the poet // Alexander Blok. Lyrics. Theater. Moscow, 1982.

3. Yesenin S. Letter to the woman // Poems. Murmansk, 1969.

4. Marx K., Engels F. Works. 2nd ed. Vol. 23.

5. Padney D. Lewis Carroll and his world. Moscow, 1982.

СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРЕ

Козаченко Иван Яковлевич, доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ, заведующий кафедрой уголовного права Уральского государственного юридического университета; e-mail: uglaw@yandex.ru

INFORMATION ABOUT AUTHOR

I.Ya. Kozachenko, Doctor of Law, Professor, Honored Scientist of the Russian Federation, Head of the Chair of Criminal Law of the Ural State Law University; e-mail: uglaw@yandex.ru

18

С философской точки зрения, ошибка связана с самой природой мира, в котором мы живем, точнее с тем, что в мире есть не только бытие, т.е. то, что есть, но и небытие, т.е. то, чего нет. В мире (как и в человеке) всегда и везде чего-то не хватает, чего-то нет. Это может быть отсутствие света или какого-то предмета, человека, явления или процесса. Это может быть то, чего уже нет или то, чего еще нет. Причем, строго говоря, нет, т.е. отсутствия, несуществования, лишенности, потерь, утрат, надежд и т.д., в мире много «больше» чем да, т.е. наличия, присутствия, существования здесь и теперь. Скажем, если на дворе лето, то это значит, что нет ни зимы, ни весны, ни осени. Если перед нами дерево, то это значит, что это не камень и не слон, не радуга и не комета… т.е. перед нами дерево, как бы незримо и неслышно окруженное бесконечным многообразием того, что не есть дерево. Дерево – это конкретное бытие, окруженное бесконечным отсутствием, небытием или ничто. Есть дерево, а весь остальной мир есть не-дерево, – так философским образом можно сформулировать связь бытия и небытия.[1] Возможно поэтому, мы и делаем ошибку, когда называем стоящее перед нами дерево кустом или шестом, или шалашом, или домом, если оно стоит вдалеке, а видимость плохая. Вот почему, как правило, только один ответ является истинным, а ложных – сколько угодно. Правда, учитывая то, что третьей действительностью мира является неизвестность, то мы как бы получаем от нее разрешение говорить «не знаю», т.е. «может быть, да, а, может, нет», «возможно, так, а, возможно, иначе» и т.д. Это значит, что мы, люди ввиду трехмерной природы мира (три его «измерения» суть бытие, ничто, неизвестность) имеем права как минимум на три вида ответа: «да», «нет», «не знаю».

Приведу в качестве примера суждения, высказанные одним из моих студентов на семинаре, посвященном анализу неизвестности в русской философии: «Если я скажу, что мы находимся в этой аудитории, то в силу истинности этого суждения, я “попадаю” в бытие, т.е. в то, что есть. Если я скажу, что мы находимся в соседней аудитории, то ошибочность этого суждения является как бы следствием того, что я “попадаю” в небытие, в то, чего нет на самом деле. Если же я скажу, что в соседней аудитории находятся люди, то неопределенность этого суждения – “может быть, да, а, может быть, нет” – свидетельствует, что я “попадаю” в неизвестность, как бы делающую мое суждение не истинным и не ложным».

Действительно, мы имеем три разнокачественных суждения, которые мы можем определить как (1) истинные – «суждения бытия или о бытии»; (2) ложные, ошибочные – «суждения небытия или о небытии» и (3) неопределенные – «суждения неопределенности, неизвестности или о неизвестности». Последняя может быть какой угодно. Это для неизвестности как таковой «не имеет значения» или «безразлично». Но на любой вопрос об абстрактной неизвестности (неизвестности вообще) ответ будет однозначно неопределенным: может быть, т.е. возможно все, что угодно.

Однако в целенаправленном познании, особенно научном, мы чаще всего имеем дело с неизвестностью как неопределенностью, поскольку она «обрамлена» известными условиями, обстоятельствами или фактами. В силу этого число вариантов ответов может быть ограниченным. В случае с соседней комнатой и людьми в ней мы можем дать лишь два варианта ответа: «в комнате кто-то есть» или «в комнате никого нет». Но, повторю, если под неизвестностью понимать неизвестность как суверенную сферу действительности, то она никогда не переходит в известное, будучи самостоятельным фоном или просто одним из измерений мира, в котором мы живем. Неизвестность одна на всех и для всех: и для камня, и для растения, и для мотылька, и для человека…

Поэтому, строго говоря, в приведенном выше конкретном случае мы имеем не подлинную неизвестность, но квазинеизвестность, т.е. не настоящую неизвестность (люди в соседней аудитории), поскольку мы можем превратить эту неопределенность во что-то определенное, известное, которое есть что-то еще неизвестное для нас, но не само по себе. Это и значит, что речь идет не о неизвестности как таковой, а о конкретном «да» (люди там есть) или «нет» (людей там нет), что может быть установлено исчерпывающим образом: ведь мы легко можем проверить это суждение и установить его истинность либо ошибочность, т.е. выйти и посмотреть, есть ли кто-то в соседней аудитории.

Можно представить себе высказывание суждения, претендующего на истину, но на деле, возможно, и ложного, как стрельбу по мишени, в которую мы либо попадаем, либо нет. При этом мишень одна, а «молока» (пространства вокруг мишени) сколько угодно. Иначе говоря, правильный ответ как бы схватывает бытие, мы получаем да. Неправильный – означает попадание в небытие, мы получаем нет, т.е. ошибку.

Было бы неправильно думать, что ошибочный ответ не имеет никакой ценности в познании. В частности, в научном познании (да и в житейском опыте тоже) отрицательный ответ, который можно считать видом ошибки, играет весьма важную роль, поскольку, как правило, резко сужает область поиска и тем самым приближает нас к истине. Ведь ученый обычно заранее ограничивает область исследования, для него область нет сужена до максимально узкой области как его рабочей гипотезой, условиями эксперимента и его лабораторными ресурсами, так и границами той сферы, где вероятнее всего находится истина, интересующее его да. Хорошо известно, что обычный ход научного исследования – это череда проб и ошибок, когда ученый стремится ограничить их число до возможного минимума условиями эксперимента, методом исследования и исходной гипотезой.

Таким образом, ошибка – это естественное явление в жизни человека, и не только человека, но и практически любого представителя животного мира, поскольку и его обитатели живут в мире известном и неизвестном, в мире бытия и ничто, т.е. того, чего нет здесь и теперь. Значительным шагом вперед в понимании этого обстоятельства явилось признания учеными принципа фаллибилизма, т.е. возможной или фактической ошибочности результатов познания. Было признано, что необходимо быть готовым к признанию ошибки в познании в результате, скажем, новых открытий или новых более точных методов познания. Это не значит, что все наше знание ошибочно. Это значит, как говорил Чарльз Пирс, что все наше знание плавает в океане незнания или заблуждений.

Признание возможности того, что в нашем знании есть ошибки и заблуждения, играет положительную роль, поскольку делает границы познанного открытыми пересмотру, динамичными и всегда способными раздвигаться, увеличиваться в ходе прогресса познания. Тем самым мы открыты для очищения нашего знания от ошибок и заблуждений. Это и психологически хорошо, так как избавляет от успокоенности, догматизма и консерватизма, закаляет характер, придает человеку познающему силу, мужество, гибкость и настойчивость в овладении истиной.

Столь же важным для прояснения природы мира и познания стало признание принципа пробабилизма, вероятностного характера знания. Это значит, что знание, касающееся бытия, как правило, если не всегда, то чаще всего так или иначе приблизительно, вероятностно, неточно. Абсолютная точность может быть только в чисто теоретическом знании, описывающем так называемые идеальные или теоретические объекты, не существующие в действительности, т.е. «существующие» в ничто, точнее только в сознании, мысли. Причем сами аксиомы теоретического знания основаны на допущениях, принимаемых без доказательств. Это допускает своего рода произвол, коренящийся в том же небытии, а, возможно, и в неизвестности. Иначе говоря, область допущений, свободное или произвольное полагание условий, аксиом и т.п. – это открытая область пересечения ничто и неизвестности, в которой и в отношении которой возможно предположить все, что угодно.

Между тем, ошибка и заблуждение – это не одно и то же. Ошибка – результат непосредственного познания или действия. Заблуждение – результат определенного неадекватного, ошибочного отношения к ошибке. Это своего рода принятие ошибки как не-ошибки. Заблуждение рождается после ошибки, на ее основе. Ошибка – акт, то, что произошло. Заблуждение – последующая процедура, одно из трех возможных следствий ошибки. Первое: я распознаю ошибку и тем самым избегаю заблуждения; второе: я не распознаю ошибки, принимаю ее за не-ошибку, за истину и тем самым впадаю в заблуждение; третье: я не могу решить, ошибка это или не ошибка и остаюсь в неведении относительно истины или заблуждения, т.е. оказываюсь в состоянии неопределенности. Человек как бы зависает между истиной и заблуждением. Оно может завершаться и тем и другим, а в научном познании еще и повторным экспериментом, более тщательной проверкой результатов опыта и т.д. Да и в житейских ситуациях наилучшим выходом из неопределенности является принятие сомнения как сигнала для проверки и более глубокого размышления.

Заблуждение бывает как минимум двух видов: добросовестное и недобросовестное. Добросовестное заблуждение – это такая ошибка, которая не осознается как ошибка, т.е. человек принимает ошибку за истину. При этом предполагается, что он искренне считает, что он высказывает истинное, а не ложное суждение. Добросовестных заблуждений великое множество. Они собственно и являются следствием фаллибилизма (ошибочности), о которой говорил Ч. Пирс. Далеко не всегда мы можем проверить наше знание на его истинность, особенно если речь идет не о строгих или экспериментальных науках, а, скажем, о гуманитарном знании. Ошибка может сохраняться и в том случае, если она не противоречит установленным истинам в силу отсутствия экспериментальной базы для ее проверки или человеческая практика не включает данное положение в свою сферу. Добросовестные, т.е. не преднамеренные и неосознаваемые заблуждения такого рода можно назвать латентными или скрытыми заблуждениями.

Подвидом добросовестного заблуждения как непреднамеренного и неосознаваемого принятия ошибки за не-ошибку (истину) является самообман. Обычно, если человек убеждается в том, что это была ошибка, она заменяется истиной, по меньшей мере, как истинным ответом на ошибку: «это – ошибка». В этих случаях люди, как правило, отказываются от ошибки, т.е. стараются избегать ее и тем более не признают, не называют ее истиной. Но так происходит не всегда. Иногда, человек так глубоко убежден, что его первоначальное суждение истинно, что настоящая истина представляется ему неприемлемой. Иначе говоря, самообман – это такое заблуждение, которое вызвано субъективным, чаще всего психологическим, неприятием ошибки как ошибки. Это стремление, желание, воля, установка видеть и признавать ошибку как истину, а истину как ошибку.
В этом случае ошибка признается в качестве истины по ряду причин. Человек – весьма сложная и мощная «познавательная машина», но она подвержена разного рода «возмущающим» влияниям: симпатиям и антипатиям, она полна ожиданий и готовности признать желаемое за действительное; в ряде случаев ошибка привлекательнее по каким-то этическим, эстетическим, политическим или иным причинам, она кажется лучше по чисто эмоциональным критериям. Об этом говорят пушкинские строки «я сам обманываться рад». Иногда беспочвенные человеческие фантазии и высокие идеалы, если они воспринимаются как «нас возвышающий обман», оказываются важнее, по выражению А.С. Пушкина, многих тысяч «низких истин». Все эти виды заблуждения могут иметь одно общее свойство. Всем им присуща искренность заблуждения, поэтому оно и называется добросовестным заблуждением. Совесть человека не подает сигналов тревоги и человек может долго, возможно, всю жизнь, пребывать в состоянии блаженного заблуждения.

Но субъективный или психологический самообман как особое состояние человека всегда находится на грани добросовестного и недобросовестного заблуждения. В повседневной жизни удерживаемая человеком ошибка, как правило, так или иначе проявляет себя в качестве таковой, она может напоминать о себе, всякий раз ставя перед человеком альтернативу: либо отказаться от ошибки, либо превратить добросовестное заблуждение в недобросовестное.

Различают различные причины самообмана, главная – это боязнь свободы и истины как частное выражение бегства человека от реальности. Ведь признание истины, полученной благодаря разуму, обычно требует он нас соответствующих действий. Здесь свободный разум, который доставил нам истину, всегда ожидает не только принятия, но и действия по истине. А это может предполагать существенное изменение привычек, правил нашего поведения, образа жизни, наших ценностей или предпочтений, изменение отношений к людям и т.д. Свобода, как и истина – это источник хлопот, действий, активности. Нередко человек предпочитает, как ему кажется, простейший и наиболее легкий способ реагирования на действительность, открывающуюся в свободе и истине: уклониться от той и другой и… ничего не делать в надежде «на авось», что «пронесет» или «и так сойдет».

Особенно часто человек склонен к сокрытию истины о себе. Боязнь заглянуть в свое собственное сознание, посетить свой внутренний мир связана как с невежеством, так и с инстинктивным страхом увидеть там что-то такое, что может нас ужаснуть, открыть нам неприятную правду о самих себе. Современная психология доказала, что все эти страхи совершенно беспочвенны и только мешают человеку быть самим собой, настоящим, истинным. Страх перед своим я, своим внутренним миром, сознанием и самосознанием – это один из самых серьезных недостатков человека, отдающего себя во власть неподлинных способов внутриличностного общения, во власть темных инстинктов самосохранения, не имеющих ничего общего ни со свободой, ни с разумом.

В целом самообман следует считать одним из видов человеческой слабости, интеллектуальной и этической незрелости, хотя в ряде случаев он может поддержать жизненный тонус человека при решении им тех или иных задач. В этом случае самообман можно рассматривать как случай лжи во спасение самого себя.

Обманываться можно относительно чего угодно. Но в любом случае, обманываясь в чем-то, мы обманываемся, делаем ошибку и относительно самих себя, поскольку даем волю тем своим качествам характера, который делают нас хуже, а не лучше, слабее, а не сильнее. Самообман всегда включает в себя элементы самогипноза. Возможно, самым невинным в этом случае является такое нежелание человека признать истину, что он на каком-то первоначальном этапе понимает, что это ошибка, но при этом подсознательно внушает себе, что «этого не может быть» – настолько важнее, привлекательнее, нужнее для него то, что на деле является ошибкой. Человек убеждает себя, что ошибка – это на самом деле истина, а истина – это ошибка. Такого рода самогипноз явление довольно частое. Иногда на бытовом уровне люди прочно держатся вредных привычек (в случаях курения, например), упорно считая их правильными и не желая признаваться самим себе, что это неправильно, что это глупость. Психологической ошибкой является здесь подмена смыслов: ошибка понимается как вина, слабость, недостаток, признание которых, естественно, нежелательно и трудно. В результате на пути человека к истине возникают барьеры. Они могут возникать уже на пустом месте, как боязнь человека признать собственную ошибку, даже если о ее совершении никто не знает и никто кроме собственного разума не просит признаться в этой ошибке.

Догматизм и упрямство – это серьезные отклонения от нормы, а привычка – даже дурная – это вторая натура, как говорит народная пословица. Ввиду относительно небольшого вреда людям от бытовых или обыденных предрассудков совесть человека обычно усыплена обращенными к ней и разуму заверениями, что, мол, это все мелочи жизни и беспокоиться здесь не о чем. Но если эта ошибка связана с серьезными последствиями не только для ошибающегося, но и для других людей или окружающей среды, то тогда упорство в ней не может быть оправдано.

Гораздо более серьезным и социально значимым случаем заблуждения является недобросовестное заблуждение. В общей форме это такое заблуждение, которое осознается и признается человеком перед собой, но не перед другими. То есть человек знает, что это ложь, но утверждает, что это правда. Такое кажется противоестественным. Но это только на первый взгляд.

Прежде чем углубиться в рассмотрение многочисленных видов недобросовестного заблуждения, сделаем одну существенную оговорку. Дело в том, что среди различных видов преднамеренного обмана есть такой, который не является недобросовестным заблуждением. Более того, этот вид заведомого обмана не является предосудительным. Речь идет об искусстве фокусников и иллюзионистов. Всем нам понятно, и мы об этом знаем, что в данном случае нас хотят обмануть. Но это делается так искусно, что это бросает вызов и нашему разуму, познавательным способностям, и нашей естественной тяге к загадочному и непонятному. При этом мы испытываем два противоположных чувства: волшебную иллюзию всегда желаемого и вот теперь свершающегося на наших глазах чуда и понимание того, что это не чудо, а обман. Восторг сочетается здесь с желанием разгадать секрет, «разоблачить» фокусника. Но это редко удается. Возможно, поэтому мы и должны отдавать должное фокусникам и иллюзионистам и даже с пониманием относиться к невозможности для них рассказать нам, скажем, после представления, о том, как они это делают.

Если исключить этот вид обмана, как и то, что называется ложью во спасение,[2] то остальные виды преднамеренного заблуждения следует признать обманом в негативном, предосудительном смысле. Так от понятия ошибки мы дошли до понятия обмана. Подведем промежуточные итоги в виде таких схем:

«Нормальной» или естественной ошибкой здесь является ошибка, которая распознается и рассматривается в качестве таковой в дальнейшем ходе исследования или научного познания. Однако даже в науке не все ошибки сразу распознаются. Поэтому в научное знание включены ошибки в качестве неумышленного или добросовестного заблуждения.

Вполне естественные и постоянно совершаемые людьми (и, скорее всего, животными) ошибки обычно ведут к тому, что признаются как таковые и тем самым как бы исчезают, либо заменяясь истиной, либо уходя в область несуществующего для нас ничто. Если же ошибка сохраняется, поскольку не понимается, не осознается как ошибка, то она получает статус заблуждения различного качества. Во-первых, это латентные (скрытые) заблуждения, составляющие область нашего ошибочного знания, во-вторых, это непреднамеренные заблуждения, т.е. различные случаи самообмана неосознаваемого типа, близкие к типу латентных заблуждений, и непреднамеренные заблуждения субъективного или психологического типа. Особого рода случай составляет непреднамеренное заблуждение, вызванное бескорыстным введением в заблуждение. Скажем, если я сообщил о чем-то другим, не зная, что это ошибка, то я невольный лжец. В этом случае мы имеем не самообман, а непреднамеренный обман. Это значит, что в любом случае все эти виды непреднамеренного заблуждения могут считаться источниками добросовестного обмана.

Но в основе всех этих видов заблуждений лежит самообман – весьма сложное явление. На это обращает внимание Д.И. Дубровский: «Особенность самообмана состоит, очевидно, в том, что тут обманывающий, обманываемый и обманутый совмещаются в одном лице… Это относится и к отдельной личности, и к социальному институту, к группе, народу, человечеству».[3]

В рамках отличия добросовестного заблуждения от добросовестного обмана последний является результатом активного человеческого фактора, т.е. воздействием обманщика на обманываемого. При этом обманываемый должен быть обманут, что совсем не обязательно и происходит. Однако, подчеркнем еще раз, применительно к перечисленным выше случаям заблуждения ошибка как их причина является добросовестной, таковыми – не преднамеренными – являются и сами заблуждения. В случаях добросовестного заблуждения, передачи ошибочной информации от одного человека к другому (другим) мы имеем примеры «добросовестной», точнее бескорыстной лжи, т.е. непреднамеренного и бескорыстного введения в заблуждение.

Но если причиной непреднамеренного обмана является непреднамеренное введение в заблуждение, а результатом – «добросовестная», невольная ложь, то причиной преднамеренного обмана являются осознанное заблуждение (знание ошибки как ошибки) или заведомая ложь. Правда и здесь не всегда все так просто. Дело в том, что в ряде случаев заведомой лжи ее субъекты, т.е. обманщики, могут переходить в состояние убежденности в том, что их заблуждение и не заблуждение вовсе, а что ни на есть настоящая правда. Это – один из случаев самовнушения или самогипноза, который позволяет обманщикам избегать душевного дискомфорта и угрызений совести. Ведь всем хорошо известно, что лгать нехорошо, сообщать заведомую ложь предосудительно, по меньшей мере, с моральной точки зрения, а в определенных случаях – и с юридической. Не случайно большинство шарлатанов настолько сильно убеждают себя в истинности того, что они говорят и делают, что доказать им противоположное бывает невозможно по психологическим, а не фактическим причинам.[4]

И, тем не менее, рассматривая различные виды заблуждения, лжи и обмана, мы пока еще находимся в правовом поле, хотя и выходим за рамки морального принципа «не лги», когда имеем дело с заведомой ложью, не ведущей к уголовным преступлениям.

Причин, которые формируют «сознательное заблуждение», предстающее в итоге как заведомая и корыстная ложь, бывает сколько угодно. В основном это различные виды преследуемой обманщиком выгоды: карьера, деньги, имущественная выгода, влияние, власть и др. Ложь как заведомый обман может порождаться честолюбием, жаждой славы или признания, потребностью наиболее легким путем достичь той или иной цели и т.д. Чаще всего заведомая ложь мотивируется получением какой-то выгоды для лгущего человека. Если заведомая ложь становится не бескорыстным, но предосудительным «хобби», а так сказать «делом» человека, то тогда перед нами мошенник, аферист, вор, т.е. человек криминального сознания, преступник.

Что же такое недобросовестная ложь как заведомый обман? Заведомый обман или недобросовестная ложь – это высказывание или утверждение, претендующее на истину, но известное лжецу как не соответствующее действительности. «…Обман – это ложное, неверное сообщение, способное ввести в заблуждение того, кому оно адресовано… Следует различать обман как действие субъекта, преследующего определенные интересы, и обман как результат, т.е. действие, достигшее своей цели, ибо нередко это действие оказывается неэффективным: обман распознается, разоблачается…»[5]

Обман как ложное сообщение или действие обманщика предстает в трех видах: (1) как самообман; (2) как заведомо неистинное, но бескорыстное суждение и (3) как заведомый обман с корыстной целью ввести в заблуждение.

Заведомый или корыстный обман – это такая ложь, которая предполагает действия, ведущие, с одной стороны, к нанесению ущерба человеку или людям, к которым обращен обман, а с другой – к выгоде обманщика. В последнем случае обман – это намеренное введение другого лица или лиц в заблуждение с целью извлечения материальной или иной выгоды. Это переводит обман на уровень мошенничества.

Но какова природа обмана? Вызван ли он дурным воспитанием или средой, либо заложен в природе человека? Что это – гены? Или обстановка, которая так плохо повлияла на человека? В общей форме ответ достаточно прост: воспитание и влияние среды, безусловно, важные причины обмана, в том числе и такого, который связан с мошенничеством и воровством. Но можно предположить, что и в природе человека есть что-то такое, что делает возможным воровство. Попробуем разобраться с природными корнями воровства, неотделимыми от мошенничества. Они, эти корни, далеко не очевидны.

Как упоминалось ранее, ложь и обман могут быть естественными способами самосохранения человека, его «спасением». Нечто аналогичное мы можем заметить уже в явлениях животного мира. Это, в частности, мимикрия – защитная окраска или форма животных. Это различные типы обманчивого поведения, особенно млекопитающих или высших животных. Обману может содействовать и общая всем живым существам потребность в уединенности, сокрытости, ничем не нарушаемому покою, что является формой реальной самотождественности, как бы желания быть собой, наедине с самим собой, скрыться от всех. Так что ложь и обман так же естественны, как и истина и правда.

Возникает вопрос: является ли и воровство столь же естественным, что и способность ко лжи и обману? К сожалению, ответ будет положительным. Да, вороватость, способность и стремление индивида завладеть тем, что ему не принадлежит, заложено в его природе. Эта черта, способность, качество – вороватость – присуща не только человеку, но в зачаточной форме и животным. Чтобы жить, всем живым существам необходимо обладать, иметь в своем распоряжении пищу, жилище, определенное жизненное пространство, сексуального партнера, потомство и т.д. Однако в животном мире нет понятия собственности и права, нет и никаких норм морали. Борьба за выживание в животном мире существенно отличается от правил поведения в человеческом мире. В нем нет разума и свободы в человеческом понимании, вместо этого там господствуют инстинкты, воля к жизни, сила. Нет также и того, что мы называем воровством, хотя что-то похожее на это есть. Это похожее – захват, отнятие пищи, жилища, территории обитания. Отнятие силой и хитростью, открытое и тайное…

Но что же такое воровство и то человеческое качество, которое делает его возможным? Вороватость – это способность, стремление, потребность человека присваивать себе то, что принадлежит не ему, а другому человеку или обществу. Вороватость – одно из отрицательных, антигуманных проявлений стремления человека расширить свое бытие, свое присутствие, свою собственность, свое влияние и свою силу за счет труда или собственности других. Это дурное, негативное и разрушительное проявление открытости человека миру, желание распространиться на внешнее без каких либо юридических и моральных на то оснований. Экспансия, стремление во вне – естественное свойство человека, но одним из его ложных, аморальных и незаконных проявлений является воровство. Человеку и обществу всегда будет что-то принадлежать. Стремление к обладанию никогда не исчезнет. Едва ли когда-нибудь исчезнет и желание обладать чем-либо самым простым и легким, но не законным способом.

Самым легким и не трудовым, т.е. не заслуженным способом присвоения является воровство. Воровство – это не только незаконное присвоение чужого, но и само это действие по присвоению чужого, т.е. реализация нетрудового, незаконного, но, как считает вор, наиболее эффективного и быстрого способа овладения не принадлежащими ему ценностями.

Воровство – это и социальное явление. Оно бытует в самых различных общественных нишах, как на дне общества, так и в верхах. Особенно опасно организованное воровство и мошенничество. Когда они становятся особенно распространенными, тогда говорят об обществе, пораженном этими социальными болезнями. Обычно широкое распространение воровства сопровождается многими другими социальными болезнями: падением морального уровня общества, алкоголизмом, наркоманией, игроманией, кризисом семьи, падением уровня рождаемости, глубоким социальным и имущественным неравенством, коррупцией, произволом власти, усилением антидемократических тенденций, превращением общества в полицейское государство.

Издревле захват, грабеж, воровство осуждалось как морально, так и юридически. Это стало возможным потому, что на уровне человеческого существа, которое можно рассматривать как животное, обладающее разумом и свободой, обнаружилась способность выбирать между истиной и ложью, добром и злом, справедливостью и несправедливостью, красотой и безобразием. Способность человека к справедливости, потребность в ней привела к признанию того, что вороватость – это отрицательное, разрушительное и асоциальное человеческое качество. Анализ вороватости и воровства позволяет сделать несколько важных выводов.

Во-первых, склонность к воровству естественно присуща человеку. О ее естественности, но разной степени выраженности на уровне индивида говорит сам факт существования патологически, гипертрофированно выраженной вороватости, болезни, получившей название клептомании.
Во-вторых, является иллюзией думать, что когда-нибудь воровство исчезнет из человеческого поведения, из жизни общества, что мы может вырвать с корнем эту человеческую способность – вороватость – из человеческого существа. В этом признании есть не только горький привкус, но и понимание того, что само признание несовершенства человека является актом мужества человека, трезвости его ума. Оно заставляет человека отказаться от беспечности и излишней самоуверенности, быть на страже своей чести и достоинства, быть бдительным по отношению к своим потенциальным слабостям и недостаткам. В конце концов, это открывает пути совершенствования, восхождения человека.

В-третьих, необходимо делать все возможное, чтобы в ходе обучения и воспитания свести эту способность к минимуму, контролировать ее, поддерживать иммунитет к воровству, глубокое осознание личностью того вреда, которое воровство может принести ей и близким для нее людям и обществу.

В-четвертых, на уровне общества необходимо в максимальной мере реализовывать принципы социальной справедливости и укреплять правоохранительные органы, сдерживающие и контролирующие проявление потребности людей присвоить чужое.

Вопросы к теме:

1. Каковы глубинные истоки и основания ошибки?
2. В чем разница между ошибкой и заблуждением?
3. Каковы причины самообмана?
4. Как соотносятся между собой ошибка, заблуждение, ложь и обман?
5. Каковы истоки и природа воровства?
6. Что такое воровство как социальное явление?

Примечания

[1] Можно даже сказать, что есть Я, а все остальное, т.е. мир – это не-Я. Об этом много писал немецкий философ Иоганн Фихте (1762 – 1814). И это не было праздным пустословием, так как он продвинул наше знание о человеке, его познавательных ресурсах, о возможностях нашего воздействия на окружающий мир, а мира – на нас.
[2] Ложь во спасение является особым случаем непредосудительного обмана. Однако в данном случае вопрос стоит не об обмане как таковом, а о более значительных и важных вещах. Человек оказывается не перед выбором истины или лжи, а перед выбором между жизнью и смертью, здоровьем или болезнью, горем или относительным благополучием человека, которому мы сообщаем нечто. Если в обмане как таковом речь идет об истине или лжи, то в ситуации «лжи во спасение» речь идет о выборе между разнокачественными ценностями: истина или здоровье, истина или жизнь, истина или дружба, истина или семья, ее сохранение и т.д.
[3] Дубровский Д.И. Обман, с. 69.
[4] Но чаще источником лжи может быть не ошибка, а заведомо ложная идея, суждение, какая-то выдумка, «красивая» или «сладкая» ложь, одетая как правда. Нередко источником как бескорыстной, так и корыстной лжи является «идея-фикс», «пунктик», который не всегда можно опровергнуть в силу его гипнотизирующего, ненаучного или метафизического характера.
[5] Дубровский Д.И. Обман, с. 3.

ОШИБКА И ИСТИНА В ФИЛОСОФИИ И НАУКЕ

  • Авторы
  • Файлы работы
  • Сертификаты

 Комментарии


Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке «Файлы работы» в формате PDF

 

Ошибки — это то, что есть в жизни абсолютно каждого человека. Именно, совершаемые людьми ошибки приводят их к переосмыслению жизни, к осознанию того, что есть хорошо, а что есть плохо. Без ошибок ничего бы не происходило. Даже наша планета, а позже и мы, люди, появились в результате своеобразной ошибки. В свою очередь, истина — это конечная точка, которую достигает человек, прошедший через сложный, тернистый путь, на протяжении которого ему приходилось ошибаться. С истиной не рождаются: к ней именно самостоятельно приходят.

Ошибка и истина в философии — это то, что повлияло на появление философии, как таковой. Появились люди, которые говорили о своей истине. У них появились последователи. Вместе они начали образовывать противоположные направления в философии. Позже у этих людей стали появляться противники, которые считали свою истину единственной верной. В итоге, на этой почве, люди ошибались и начинали войны. Так и получается, что «ошибки» и «истина», два неразрывных понятия, которые не существуют друг без друга. На них построена история.

В современной науке и ошибка, и истина – это возможно способ получения прибыли. Способ манипулирования теми, кто вкладывает деньги в исследования и ждёт каких-то открытий. В таком случае ошибка в науке, это не результат неправильных расчётов или каких-либо практических действий, это выдуманный вердикт, в результате которого учёные заставляют вкладывать новые средства, в якобы новые исследования, для того, чтобы эти средства удачно присвоить. Например, в медицине, владельцам фармацевтических компаний не выгодно, чтобы на рынке появились дешёвые лекарства.

Таким образом, «ошибка» и «истина» в философии, это то, что повлияло на её появление, а в науке это инструмент, с помощью которого зарабатываются деньги. Каждый человек должен пройти свой и путь и постичь истину. Возможно, в этом и есть смысл жизни.

Просмотров работы: 1902

Код для цитирования:

Соответствие знания своему предмету,
совпадение с ним выражается в понятии
ИСТИНА. Содержание наших понятий,
независящее ни от человека, ни от
общества, называется ОБЪЕКТИВНОЙ
ИСТИНОЙ. Ее достижение — непосредственная
цель познания.

Важной хар-кой истины является единство
в ней объективного и субъективного.
ОБЪЕКТИВНОСТЬ обусловлена независимостью
содержания знания от человека,
общества.будучи объективной по содержанию,
истина субъективна по форме выражения.

Истине свойственна конкретность.
КОНКРЕТНОСТЬ — любое истинное знание
определяется в своем применении
определенными условиями места, времени
и другими обст-вами, которые познание
должно как можно точнее учитывать.

Свойства истины:

  • непротиворечивость

  • простота

  • эвристичность
    (решения задачи, размышления с
    использованием не столько логического,
    сколько творческого и даже интуитивного
    подхода)

  • когерентность
    (взаимосвязь всего утверждаемого)

  • и
    др.

Истина заключает в себе определенный
итог процесса познания, однако он
промежуточный (истина есть процесс
движения знания к более адекватному
воспроизведению действительности).

Для хар-ки объективной истины как
процесса применяются категории
абсолютного/относительного. Это различные
ступени отражения действительности.
АБСОЛЮТНАЯ ИСТИНА — полное исчерпывающее
знание и дествит-ти вцелом. это идеал,
который нельзя достигнуть. это элемент
знаний, который нельзя опровергнуть.
ОТНОСИТЕЛЬНАЯ ИСТИНА — изменчивость
каждого истинноо знания, его уточнение
по мере развития познания. при этом
старые истины заменяются новыми.
относит-ть ее состоит в неполноте,
условности.

Абсолютная истина складывается из
относительных истин, но не математическим
соединением, а в процессе творческого
развития познания.

Позиции в понимании отношения
абсолютного и относительного.

РЕЛЯТИВИЗМ: его представители рассматривают
познание как условное, относительное.
ДОГМАТИЗМ: заключается в стремлении
оперировать только абсолютными истинами.

Постоянный спутник истины – ЗАБЛУЖДЕНИЕ
— знание, нессоответствующее своему
предмету. Заблуждение, будучи неадекватной
формой знания, главным источником имеет
ограниченность, неразвитость
общественно-исторические признаки и
самого познания. Заблуждения неизбежны.
они являются необходимыми ступенями
движения познания к истине.

Истине противостоит и ЛОЖЬ — преднамеренное
искажение действительности с целью
дезинформации. Ложь основывается на
знании/незнании. Она искажает знание
или подменяет незнанием.

Необходимо отличать ложь от ОШИБКИ
-результат неправильных действий
индивида в любой сфере его деятельности.

Ошибки:

1. логические

2. фактические

Вопрос о том, можно ли отделить истину
от заблуждения лег в основание программы
выявления ВСЕОБЩЕГО КРИТЕРИЯ ИСТИНЫ.

Рационалисты(декарт, лейбниц)
считали этим критерием моральный аспект
(добросовестная работа мышления).

Представители конвенционализма(карнап) считали, что в основе научных
теорий лежит соглашение между учеными,
выбор их обусловлен соотношением
удобства и простоты.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]

  • #
  • #
  • #
  • #
  • #
  • #
  • #
  • #
  • #
  • #
  • #

  • Ошибка это действие предмета или предмет
  • Ошибка это действие запрещено политикой организации
  • Ошибка это глагол
  • Ошибка это больше чем преступление это ошибка
  • Ошибка это афоризмы